26.07.2020

Узкие шлюзы в большой океан

На музейный столик с чаем и питерским тортом седой, но бодрый человек выкладывает прекрасно сохранившиеся фотографии, раскрывает венно-технический альманах «Тайфун», где его воспоминаниям о 33-летней службе отведено 12 страниц. Рассказ Кирилла Тулина ловят не только слушатели, но и диктофон, а ручки еле успевают заполнять блокноты. Начинается все, конечно, с малой родины – Вышнего Волочка, где прошло детство славного моряка.


В самом начале улицы, названной в 1917-м именем Урицкого, в ныне не сохранившемся двухэтажном доме № 20 проживала большая семья Федора Ивановича Тулина, дедушки контр-адмирала. У них с супругой Анной Ивановной было два сына – Алексей и Иван, и семь дочерей – Мария, Екатерина, Анна, Валентина, Елена, Евгения и Нина.

В конце 1920-х Алексей окончил Калининский педагогический институт, затем преподавал математику в Вышневолоцком текстильном техникуме. В жены взял ленинградскую барышню Елену Константиновну, урожденную Сидорову. До войны она работала воспитателем в детском саду. Появились и свои ребятишки, в 1935-м – Никита, а 7 апреля 1937-го – Кирилл. Вся семья запечатлена в последний раз на снимке, сделанном 22 июня 1941 года – в день окончания краткосрочного 10-дневного отпуска призванного на лагерные сборы в РККА Алексея Федоровича. Он, лейтенант саперных войск, убыл в Подмосковье в мае, и дослужить оставалось еще месяц. У младшего сына отложились в памяти картинки: вот папа приезжает на побывку, выходит из вагона. Вдруг открывается фибровый чемоданчик, из него вываливается и катится по перрону большой бумажный сверток со сливочным маслом. А вот руки отца, вращающие барабан нагана, и на стол падают патроны – брат выпросил револьвер поиграть…

Провожать главу семьи отправились все вместе, по пути решили сфотографироваться в фотоателье. Поезд уехал, а когда мать с детьми вышли с вокзала, из громкоговорителей уже звучала страшная весть о начале Великой Отечественной. Было жарко, из открытых окон доносились рыдания. Получив готовую фотокарточку, Елена Константиновна сделала надпись карандашом на обратной стороне: «Ужасный день войны 22 июня 1941 года. Снимались еще счастливые, не зная угрозы войны, объявленной в 12 ч дня, когда папочка уезжал в лагеря. Никитушка 6 л 6 м, Кирочка 4 г 3 м». Они думали, что расстаются ненадолго, но оказалось – навсегда. Алексей Тулин погиб под Оршей в июле.

Мама, опасаясь бомбежек – дедов дом стоял у Шалоги, и снаряды, летевшие с самолетов на железнодорожный мост, падали почти что в огород, – увезла сыновей на два года в деревню Полукарпово Брусовского района. Устроилась на молокозавод, где в качестве платы давали пахту, которую она приносила детям. Никита, достигнув семилетнего возраста, пошел подпаском зарабатывать трудодни. Кирилл исследовал окрестности и озорничал по недомыслию. В один прекрасный день бомбил лягушку в колодце кирпичами – ну как было пройти мимо? – а стройматериалы, оказывается, предназначались для ремонта печи в бане… Выдрали его тогда знатно, навсегда запомнил. Весной в поле пахали на коровах, в лямку впрягались и женщины кто покрепче, а более опытные крестьянки шагали за плугом. Тяжелые испытания, горе и голод буквально убили Елену Константиновну – она умерла, не дожив до Победы несколько дней.

Мальчиков взяла под крыло тетя Мария Федоровна, оставившая московский госпиталь ради сирот и перешедшая в городскую больницу Вышнего Волочка главной хирургической сестрой. За свой труд и милосердие она была удостоена ордена Ленина. Подключались к воспитанию братьев Елена, демобилизованная после службы медсестрой в РККА, участница сражения под Курском, и остальные тетушки. Оба сына Федора Ивановича погибли – Иван, ученый-биолог московского НИИ, вступил в состав ополчения и с фронта уже не вернулся. Больше повезло внукам, двоюродным братьям Кирилла. Сын Анны Федоровны Дмитрий Дмитриевич Чернышев с первых дней войны сражался за родную землю, без серьезных ранений прошел всю Европу механиком-водителем 152-миллиметровой самоходной артиллерийской установки, а сын Евгении Федоровны Евгений Леонидович Березин, летчик-инструктор, готовил асов-истребителей на аэродроме в Казахстане.

В 1945-м вслед за старшим Никитой Кирилл пошел в школу № 6, где встретил замечательных преподавателей – Любовь Викторовну Мумлиенкову, Юрия Ивановича Воронова, Александра Михайловича Анисимова… И множество настоящих друзей, чьи имена перечисляет с ностальгией: Толя Леонович, Юра Шпаковский, Володя Порошин и Вова Кочеров, да практически все одноклассники. Это была счастливая пора, полная надежд и планов. Лыжные соревнования, походы за грибами и ягодами, велосипедные прогулки… На своих двухколесных «конях» пацаны запросто летали до «Лозовки», чтобы нарвать ландышей любимой учительнице. А настоящей гонкой считалось кое-что посерьезнее: старт давался от «Горки», ребята доезжали до Хотилова, там разворачивались и мчали обратно. Движение по трассе тогда интенсивностью не отличалось, и эти забавы никого не пугали.

А еще мальчишки мерились силами, прыгая на одной ноге и толкая друг друга плечами. В той же шестой школе учился будущий генерал-майор авиации Вадим Сафронов. Он был массивнее Кирилла Тулина и в одном из поединков сбил будущего контр-адмирала с ног, о чем тот до сих пор не забыл. Детство окончилось, жизнь развела приятелей, и вновь они встретились только через много лет в родном Вышнем Волочке…
Как же зародилась в сердце страсть к морским просторам? «С малолетства я жил возле каналов, шлюзов, рек и озер, увлекался судомоделизмом, – рассказывает Кирилл Алексеевич. – Это хобби сопровождает меня всю жизнь, до сих пор. В пятом или шестом классе мне попались чертежи шлюпа «Восток» – на нем Ф. Ф. Беллинсгаузен вместе с В. П. Лазаревым, командовавшим шлюпом «Мирный», открыли Антарктиду. Рискнул, сделал модель. Она участвовала в школьной выставке, и первый успех вдохновил на дальнейшее. В 8-м классе я построил одноместную байдарку, которая жива до сих пор. На ней совершил множество путешествий по рекам, каналам, водохранилищу, доходя почти до острова Лисий, по озеру Мстино, по всем прилегающим водоемам… Из сказанного видно, что выбор профессии моряка для меня был очевиден». Кстати, юноша посещал кружок рисования, в «Артеке» вел и иллюстрировал отрядный дневник, так что вполне мог бы сделаться и художником.
В 1955 году Кирилл Тулин явился в Вышневолоцкий военкомат и подал заявление о желании поступить в Высшее военно-морское училище имени М. В. Фрунзе. К моменту получения аттестата он уже имел вызов на вступительный экзамен. Серьезным требованиям к здоровью и физподготовке благодаря активному вышневолоцкому детству Тулин соответствовал. Конечно, нужно было продемонстрировать и знания, ведь конкурс составлял 10 человек на место. И это не стало проблемой – Кирилл, как и его брат Никита, учился на отлично, окончил школу с серебряной медалью, и она тоже помогла ему при поступлении.

В училище готовили минеров, штурманов и артиллеристов. Почти все ребята мечтали о карьере штурмана. Но офицер, беседовавший с абитуриентами, применил к молодому человеку особую тактику. «У штурмана в подчинении 3-4 человека, а у артиллериста – 30-40. Поэтому кто, как ты думаешь, командует кораблем в первую очередь?» И убедил. Кирилл Алексеевич подал документы на артиллерийский факультет, успешно прошел испытания и был зачислен в состав курсантов.

Сбылась мечта! Форма, говорящая о статусе, уважение, оказываемое моряку, занятия и дисциплина, новые места, корабли, люди – все происходящее с ним вызывало у вчерашнего школьника радость. Участие 7 ноября 1956-го в параде на Красной площади, которым командовал маршал Г. К. Жуков, поход по Балтике на крейсере «Макаров» и дальние – на эскадренном миноносце «Статный» от Таллина через проливную зону, Северное море до островов Медвежий и Ян-Майнен, на крейсере «Фрунзе» от Кронштадта до Севастополя – вот какими остались в памяти годы учебы, когда паренек из скромной российской глубинки впервые вдохнул ветер соленых просторов.

Поделиться:

Для того чтобы добавить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

Возврат к списку