05.12.2018

Рыжая девчонка в осеннем осиннике

Рыжая девчонка в осеннем осиннике С Еленой Валерьяновной Бурчилиной мы познакомились в редакции «Вышневолоцкой правды», где проходили мои рабочие газетные будни, на исходе восьмидесятых годов прошлого века. Время горбачевской «перестройки» – тревожное, голодное, болевое – больше запомнилось митинговыми спорами, нежели высокой поэзией. Однако и сегодня помню, как листал тогда ученическую тетрадку со стихами своей визави, приехавшей, как она сообщила, из поселка Борисовского. «С детства пишу, – говорила она, – вот наконец решила принести стихи в газету...» Собеседница явно волновалась, щеки ее мгновенно стали жаркими, пунцовыми – чуть ли не такими же, как обрамлявшие лицо то ли рыжие, то ли каштановые локоны. «Наверняка покрасилась», – тоскливо думал я. Но тут же мой взгляд уперся в название очередного стихотворения в тетрадке – «Рыжая девчонка». Столько лет прошло, а почти наизусть его помню: Ни на что я в жизни не обижена, и все гладко, как строка к строке, только часто я девчонку рыжую вижу на заснеженном мостке. Раскраснелись щеки от мороза, смотрит вдаль с надеждой и тоской, очень-очень верит паровозу, что он маму привезет домой... Дальше шли еще два четверостишия о детском одиночестве и строфа финальная: Но дождется свою маму дочка, все сомнения ее сгорят дотла... Потому, я знаю это точно, что девчонкой рыжей я была. Стихи, что называется, зацепили. «Так она и в самом деле рыжая, с детства!» – подумалось вдруг. И это очень здорово, что естества своего не меняет. К тому же в стихах явно присутствует добрая ирония по отношению к самой себе, а это верный признак любого таланта. Я с гораздо большим интересом стал листать тетрадку и нашел в ней еще немало строк, достойных того, чтобы выйти к читателю. Спустя неделю в «Вышневолоцкой правде» появилась первая подборка стихотворений Елены Бурчилиной, а через шесть лет, в 1993 году, в Твери увидела свет ее первая книга «Настроения». Елена Валерьяновна по образованию и по профессии экономист. А по существу – поэт, и поэт истинный. Она автор пяти книг. Кроме того, печаталась в десятках коллективных сборников и альманахов. Член Союза писателей России. Одна из непременных организаторов и участников литературного объединения «Цнинский берег». Около пятидесяти стихотворений Бурчилиной положены на музыку и вошли в репертуар известных музыкальных коллективов, даже звучали по «Радио России». Ее творчество представлено в престижной академической антологии «Тверская поэзия ХХ–XХI веков». Она любит землю, где родилась и живет, потому так легко и естественно ее стихи, обретя мелодию, стали официальным гимном Вышневолоцкого района. А еще Елена Бурчилина – победитель Международного поэтического конкурса «Любви все возрасты покорны», по итогам которого ей присвоили звание академика Академии русской народной поэзии. Подчеркиваю: народной! Она не стыдится своих народных, реликтовых корней, она гордится ими – ведь, лишившись корней, любое дерево сохнет: Пусть кликуши останутся нынче без дела, пусть пророчества страшные ввек не исполнятся. Мой прадедушка был чистокровным карелом. Мои корни еврейские – от Богородицы. Значит, дух во мне есть кочевого народа. Чтоб Россия не вымерла, не опустела, я прошу вас, родные: не надо исходов. Я люблю вас – евреи! Я люблю вас – карелы! Вот так сказано: честно, в лоб, под дых! Причем в то самое время, когда многие в России, распад которой, к счастью, приостановлен, продолжают бесплодно спорить о своей идентичности... Ох как это непросто – жить просто и размышлять о том, что для любого настоящего человека должно стать самым главным: Всё потерять... И жить как будто вновь. Родное сердце научиться слушать. И размораживать по капле душу, не вспоминая даже про любовь... Высоколобым «гражданам Вселенной», ниспровергающим традиционную русскую поэзию, назойливо твердящим про «ямбо-хорейное занудство», подобные строки кажутся «надоевшей жвачкой». Пожалеем этих умников. Когда-нибудь, на склоне лет своих, и они – пусть не все, но многие – наверняка придут к самому главному, к очевидному: Чтобы узнать, чего я стою, пришлось пройти и пережить прививки болью, испытание любовью. А мне порой хотелось рвать и выть. Но старше становлюсь, честнее, строже и принимаю тяжести дорог. И верю, что всегда мне Бог поможет. А кто еще? Лишь близкие да Бог! Подобное понимание приходит с годами к каждому человеку, но далеко не каждый способен его выразить с предельной точностью и сердечным откровением. Елене Бурчилиной это, к счастью, удается на самой узенькой тропочке – между «высоким штилем» и прописной истиной, как меж Сциллой и Харибдой, она с легкостью проходит: Под ногами лесная тропинка вся в узлах сплетенных корней. Я иду сквозь осенний осинник, между кронами небо синей... Какие там прописи ученические! Вы только вслушайтесь в эту словесную связку-сказку: осенний осинник. Слышите посвист бесстыжего ветра, обрывающего последние разноцветные листочки с осин, обнажающего деревца под высоким небом лучезарной осени? А я еще и вижу, как рыжая девчонка, нисколько не погрузневшая, не постаревшая, бежит по осеннему осиннику и по-прежнему подтрунивает сама над собой: А я, беспечная голова, всю жизнь играю в слова. Хорошая игра сложилась: честная, чистая и душевная. А то, что некоторые «посвященные» в банальности упрекают, так ты не слушай их, рыжая, то бишь золотая девчонка! Вспомни лучше Бориса Пастернака, одного из самых сложных русских поэтов, который мечтал «впасть, как в ересь, в немыслимую простоту». Далеко не всем дается: много званых, да мало избранных. Надеюсь, читатели новой книги Елены Бурчилиной сумеют понять, что таких «простых», как ее автор, ох как немного! Борис РАПОПОРТ, почетный работник печати, член Союза журналистов и Союза писателей России, лауреат литературных премий имени М. Е. Салтыкова-Щедрина и Губернатора Тверской области

Поделиться:

Для того чтобы добавить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

Возврат к списку