24.10.2019

Кушать подано, кураж пойман

Почему в театре служат, ведь актеры не военные? Влияет ли известность на характер человека? Какие ляпы случаются на сцене во время спектакля? Эти и еще два десятка других вопросов смогли задать воспитанники школы молодого журналиста при редакции газеты «Вышневолоцкая правда» на первой детской пресс-конференции с актером театра, кино и дубляжа, продюсером, председателем Тверского отделения Союза театральных деятелей России, заслуженным артистом Российской Федерации Александром Семчевым. Брифинг состоялся в рамках фестиваля театров малых городов «Надежды России». Место проведения – малая сцена Вышневолоцкого областного драматического театра. Миниатюрность в названиях – простое совпадение. Однако какое! Ребята, несмотря на столь юный возраст, рассуждали как взрослые. Медийная личность находилась в двух шагах от пытливых глаз. Подобный контакт в замкнутом пространстве подразумевал «исповедальный» диалог. И он действительно получился искренним, а еще –интересным и долгим. Вместо заявленных 40 минут общение длилось два с половиной часа. Известный гость уделил внимание каждому ребенку, отвечал без утайки, признавая, что детский пытливый ум иногда вводил его в ступор. – Если бы вам удалось попасть в прошлое, то с кем из знаменитых людей вы поговорили бы по душам? – поинтересовался Максим Яковлев. – Думаю, с Пушкиным и Чеховым. У Александра Сергеевича выяснил бы все о реалистическом художественном методе в русской литературе, а у Антона Павловича (он по образованию врач) – о лечении подагры. – Расскажите какой-нибудь анекдот про театральную жизнь, –предложил Ваня Волошин. – Дорогие дети! Их много, правда, все не очень хорошие. Без обид, но не берусь перевести ряд речевых оборотов в доступную литературную норму. – Тогда басню прочтите, – не сдавался мальчик. – Это легко. Свинья с конем, гуляя по двору, Нашли клочок газетки. Савраска грамоту немного разумел, Так потому прочел хавронье, как умел: «Про-вин-цияль-ные заметки…» Детвора смеялась до упаду и аплодировала. Ведь не каждый день звезда декламирует краткие стихотворные рассказы-аллегории нравоучительной направленности. – Мораль сей басни какова? – резюмировал Александр Львович. – Каждому свое, – закричали школьники. – Вот-вот! Реальность надо воспринимать правильно, тогда оградите себя от огорчений. – Бывало ли такое, что вы ошибались на сцене и забывали текст? – задала вопрос Надя Давыдова. – Конечно! Иногда и реквизит в коридоре оставлял, а потом спохватывался и бежал его искать. Если на сцене реплики вылетали из головы, то брал небольшую паузу и вспоминал их, иногда перефразировал. Это было мучительное состояние. А виной всему – возраст и некоторые дурные привычки. Они ухудшают память. Потому ведите здоровый образ жизни и отгадывайте кроссворды, тренируя мышление. – Александр Львович, сколько лет вы играли на вышневолоцкой сцене? – задала вопрос Милана Галиц. – В Вышневолоцком драматическом театре я служил с 1989 по 1992 год. Начинал заместителем директора по хозяйственной части, а потом сильно провинился. Руководство поставило вопрос ребром: либо увольняешься, либо идешь во вспомогательный состав. В простонародье это называется «кушать подано» или «актер на выходной». Разумеется, выбрал второе и сыграл Лёдика (так звали холодильник) в комедии «Крестики-нолики». Следующая работа – классический спектакль «Бесы» по роману Федора Достоевского, маленькая роль сына помещика Гаганова. Затем успешно отыграл премьеру по пьесе французского драматурга Клода Манье «Блэз». На спектакле присутствовали преподаватели Московского театрального училища имени Бориса Щукина, которые и предложили продолжить карьеру в столице. Там я сразу же поступил в «Щуку». Закончив курс Валентины Николаенко, был принят в труппу МХТ. – Мы вас так любим, а вы взяли и уехали. К тому же актеров-мужчин в нашем театре не хватает… – посетовала Рената Федорова. – Их, к сожалению, всегда не хватает, ведь актеры – штучная профессия. Но я горжусь, что начинал в «маленькой Венеции». Касаемо Москвы скажу так: в мегаполисе больше возможностей для самореализации. Вы это поймете, когда вырастете. А за любовь спасибо. – Говорят, что многое идет с детства. Помните свою первую школьную сцену? – попросил ответить Илья Чураков. – Да, в родной школе № 6. Там проявились мои таланты, ведь занимался в драматическом кружке. Однажды сыграл Бабу-ягу в сказке «Волшебный зуб» и поймал кураж. Это такая внутренняя заинтересованность, когда хотелось все сделать на раз и чуть-чуть прилюдно пошалить. Получилось отменно. На следующий день каждый второй ученик показывал на Семчева пальцем. Чем не успех? – Моя учительница сказала, что вы жили на соседних улицах и вместе катались на портфелях с горки, – рассказала Полина Байкова. – Детство есть детство, его не забудешь. Я родом из СССР, где все по-другому было: много лет носил одно короткое пальто да ботинки за 12 рублей, обожал мультфильмы 1940-х годов – они теплее, хоть и проще нарисованы, играл в советские игрушки, сшитые из мягкого плюша, любил гулять в городском саду и на «пятаке» – место между светофором и гостиницей «Березка», увлекался вокально-инструментальными ансамблями, вел дискотеки на ОЭЗ и в Доме культуры. Мне волнительно это вспоминать, потому что многое уже не вернуть. Сейчас другая жизнь, другие ценности и люди. – Когда стали узнаваемы в масштабах страны? – прозвучала реплика из зала. – После показа рекламного ролика одного напитка. Юмористическую историю написали специально под меня, ведь в те годы я был настоящим пузырем, носил 72-й размер одежды, это сейчас похудел до 2 XL. Тогда и посыпались приглашения в крупные проекты. – Изменила ли вас популярность? – спросила Вика Сандровская. – Поначалу голову сносило, даже некоторые недозволительные вещи делал. Но мой крестный из мира шансона вовремя остановил. Он сказал: «Не блатуй! Лучше быть, чем казаться». И знаете, помогло. – Любой актер должен много читать. Какие отметки вы получали на уроке литературы? – решила узнать у звезды Алена Лебедева. – От двойки до пятерки, в зависимости от того, как выучу. Отвечал всегда громко, с присущей долей артистизма. Иногда хитрил, когда не был основательно готов. Тогда просил одноклассника, сидящего за первой партой, развернуть учебник. Учитель не замечала подвоха, поскольку я вещал очень эмоционально. Конечно, это детское озорство. А если серьезно, то по-настоящему увлекся чтением в театральном вузе. – Вы испытывали волнение перед встречей с нами? – спросил Иоанн Левитин. – Еще какое! Вы же корреспонденты. Судя по вопросам, к пресс-конференции готовились серьезно. Также ребята узнали от Александра Семчева, почему в театре актеры служат, ведь они не военные. Дело в том, что в древнегреческой традиции театральному искусству покровительствует муза трагедии Мельпомена, следовательно, театр – это храм Мельпомены, а актеры – его служители. Для кого сложнее играть спектакли: для детей или взрослых? Наш земляк считает, что для детей, так как их невозможно обмануть, они на раз-два чувствуют фальшь и неискренность. По секрету заслуженный артист рассказал, что вначале хотел быть врачом. После 8-го класса даже устроился работать санитаром в ЦРБ, чтобы воспитать в себе человеколюбие, правда, до поступления в медучилище так дело и не дошло. Интуиции доверяет, но лишь иногда. Больше всего любит театр, ведь он честнее и в нем нет дублей. Если бы стал министром культуры РФ, то в первую очередь обеспечил бы жильем актеров и увеличил им зарплату. Являясь председателем Тверского отделения Союза театральных деятелей России, он помог организовать фестиваль театров малых городов. Это было нелегко, поскольку расширился технический райдер, все подорожало: в 2014-м на мероприятие выделили 700 тысяч рублей, а в нынешнем году сумма увеличилась почти в четыре раза. А на вопрос, если бы в Вышнем Волочке не построили театр, люди и город изменились бы, ответил в своей манере: «Люди продолжали бы жить, но им было бы не так интересно».

Поделиться:

Для того чтобы добавить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

Возврат к списку